Алексей Геец: «Каждый, кто занимается футболом в России, герой!»

18.01.2015 Статьи 816

Алексей Геец

Am-Football.ru продолжает серию интервью с известными представителями нашего футбольного мира. На этот раз нам удалось пообщаться с интереснейшим человеком, игроком «старой школы» ещё советского американского футбола и опытнейшим тренером. Проще говоря, Алексей Геец ответил на некоторые вопросы нашей редакции.

Могли бы вы рассказать о том, когда и как футбол пришёл в вашу жизнь? Ведь эта история, надо полагать, началась очень давно?

— Давным давно занимался лёгкой атлетикой, бегал спринт. Мои лучшие результаты: 60 метров за 6,3 секунды, 100 метров за 10,2 секунды, 200 метров за 20,9, а 400 метров за 47,5 секунды. Горжусь всеми. И вот как-то в 1990 году прямо с беговой дорожки после забега на Кубке открытия сезона в Москве я ушёл в амфут. О чём, как вы поняли, ни капли не жалею.

Чем привлёк этот спорт? Какая-то дань интересу ко всему американскому в то время?

— Вряд ли можно говорить о какой-то моде на американское в 1990 году. Я был спортсменом-индивидуалистом, хотя в эстафетах бегал лучше, чем один, поэтому в американском футболе я открыл для себя целый мир. Это можно сравнить с атомами в молекуле: стал другим атомом, и всё – ты в «Патриотах».

Ваша история прихода в футбол из большого спорта не уникальна для того времени. Справедливым было бы сказать, что уровень физической подготовки футболистов того времени был на порядок выше, чем у нынешних?

— Сто процентов! Приходили не просто «люди», приходили чемпионы мира, заслуженные мастера спорта. Подготовка была на уровне за счёт других видов спорта.

Расскажите о своей первой команде. Интересно было бы узнать, как выглядели тренировки в том время? А амуниция? О хоккейных каркасах и мотоциклетных шлемах того времени ходят легенды…

— Моя первая команда — московские «Орлы». Первая официальная игра у нас была в сентябре 1990 года. А начали тренироваться мы в мае. Тренировались в чём мать родила до самого матча. Всю форму нам выдали в раздевалке за пару часов до игры. Из теории — учебник по футболу на… финском языке…

Много ли было игроков в команде? Со своей позицией определились сразу же?

— Игроков было достаточно, человек 30. С позицией даже не определялся, сказали: «Быстро бегаешь, значит, ранинбек». Хотя, я потом достаточно отыграл за свою жизнь и ресивером, и даже квотером.

Если попытаться суммировать всю вашу игровую карьеру, какое событие стало самым запоминающимся?

— Конечно же, первый тачдаун в первой же игре против «Дармштадт Даймондс». Правда, его не засчитали, и я до сих пор отношусь к судьям с предубеждением.

А много ли вы вообще встречались с иностранными командами? Наверное, это было для наших игроков настоящим чудом, открытием Америки в прямом и переносном смысле?

— По сравнению с сегодняшним днём… Я за пять лет с 1990 по 1994 год провёл международных игр ненамного меньше, чем внутри страны. А уж американцев, тренировавших наши команды, было огромное количество. Даже Джон Роллстон из Зала Славы НФЛ, легендарный коуч «Денвер Бронкос» был среди них… Кстати, когда он подарил мне плейбук «Бронкос» 1970-х годов, я месяц приходил в себя и понял, что это другая планета!

Футбол, как известно, не отпускает так просто. Многие игроки подумывают о тренерской карьере, но лично для вас, какой момент стал определяющим? Было ли это какое-то необычное утро, когда вы решили, что хотите поделиться своим опытом с другими?

— В футбол я вернулся лишь в 2002 году после того, как мы обыграли американцев и канадцев во флаг-футбол. После этого президент «Медведей», А. И. Баландин пригласил меня тренировать нападение своей команды. А что касается меня лично, то просто стал старым и понял: молодые любят футбол не меньше меня и могут играть в него не хуже. Особенно, если их первые уроки будут не на финском языке…

И как за все эти годы ваши воспитанники не разочаровали вас? Есть ли надежда, что недостаток опыта на высочайшем спортивном уровне и не всегда выдающиеся кондиции, компенсируются за счёт большей мотивации?

— Амфут — суперспорт! На моих глаза прошло становление почти сотни личностей. Я верю, мои парни не разочаруют меня, прежде всего, в качестве людей. А что до спортивных успехов, тот тут нужна Система. «Группа товарищей», имеющих власть в этом виде спорта умеют создать мотивацию в духе «Перейдёшь к нам, сыграешь за Сборную». Ну, да Бог им судья.

Полагаю, это намёк на некоторые другие московские клубы? Отношения с вашими местными коллегами далеки от идеала?

— Нет. Все мы любим футбол, а это главное. В Москве, конечно же, тесно, но это же хорошо. Всех своих московских коллег я уважаю и желаю им не стараться подмять всё под себя. Гарантированный результат – это здорово, но это не спорт.

Расскажите о команде «Московские Медведи» и о вашей работе с данным клубом

— Одним словом – «совок» против «Патриотов». Без шансов… Но битвы были, что надо, даже без американцев. А с учётом того, что в «Патриках» играло немало бывших «Медведей» — так вообще. Но там была Система. Мне вот вспоминается финал Чемпионата России, который судил генеральный менеджер «Патриотов».

А история с вашей нынешней командой «Спартанцы» как и когда началась?

— Один из моих учеников, Михаил Потылицын, игравший в 90-х в «Орлах», потом в «Медведях» и «Шторме», пригласил меня посмотреть на его новую команду. Вот я и засмотрелся. Было это уже в 2012 году.

Ваша команда играет в Восточной Лиге Американского Футбола, почему не в Чемпионате России, где играет большинство других команд из Москвы?

— Трезво оценивая наши возможности, мы решили, что были недостойны играть в ЧР. Выполнять все условия регламента мы не могли и со «свиным рылом» не лезли в калашный ряд. Зато, мы не снимались с игр и никогда никого не подводили. Даже, когда мы потеряли всех наших квотербеков и половину состава, мы приехали в Минск к «Зубрам» на полуфинал ВЛАФ и сыграли достойно. Наша лига — любительская, но в ней не бывает таких подстав. Взялся за гуж, не говори, что не дюж.

Мы играем там, где точно сможем. Хотя и уровень команд во ВЛАФ достаточно высокий… В результате, ВЛАФ в чём-то даже превзошла ЧР. Например, все игры сезона 2014 можно посмотреть хоть сейчас в записи. Почти все игры были упорными и счетов 70:0 не было. Каждый год у нас в лиге новый чемпион, и это тоже показатель. Кстати, в этом году наша очередь.

Считаете ли вы правильным и дальнейшее развитие ВЛАФ как отдельного от всех проекта? Не будет ли лучше объединиться в один большой чемпионат?

— У меня в Минске полно друзей. В основном из футбольных 90-х. Многие из них сейчас в «Зубрах» и «Литвинах». Я бы хотел быть с ними до самой смерти. А насчёт отдельного проекта, ещё в 2011 году нынешний тренер «Брюинс» Саша Малышев предлагал нашему футбольному руководству (кстати, собиравшему тогда по 70 тысяч за участие в ЧР) организовать первую лигу — для нищих. А в результате отказа и возникла ВЛАФ — для любящих футбол парней, не имеющих возможности кого-то кормить.

Хотя, я согласен, ЧР — это высокий уровень, и участвовать в нём должны только достойные. Вот Артём Поляков говорит, что в следующем году будет три дивизиона в зависимости от финансовых возможностей команд. Мне нравится этот парень, но что мешает ему сделать это в предстоящем сезоне? Высшая лига – за деньги, первая — как во ВЛАФ, вторая — для молодых команд в формате 8 на 8. Эта модель отлично работает в Украине, его новый тренер сам об этом знает. Так, что или кто мешает воплотить это в жизнь?

То есть, приход новых людей в оргкомитет ЧР вы поддерживаете? Что кроме разделения по ранговым дивизионам нужно футболу в России?

— Конечно, поддерживаю! Но за новыми людьми всегда стоят старые. Я желаю этим старым обновиться и вместе с новыми развивать лучший спорт на Земле и в нашей стране.

А нашему футболу нужно самое главное – честность. Без «фигур умолчания» и «подводных течений». Деньги, конечно, тоже нужны, но не они главное. Каждый, занимающийся сейчас амфутом в России – герой. Если работать всем вместе, можно многого добиться. Вот только пока это больше похоже на чиновничью игру: ни одного ответа на тысячу вопросов. Но желание сделать всё по уму заметно.

Поделиться: